November 1st, 2011

Нам не нужны даже те гастарбайтеры, которые уже есть в стране!


Это была одна из самых громких чиновничьих отставок минувшего года. В апреле этого года главу пресс-службы ФМС Константина Полторанина уволили за интервью, вызвавшее международный скандал: он сказал Би-би-си, что «белая раса» под угрозой исчезновения и ее надо защищать. Эту отставку прокомментировал даже Генсекретарь ООН Пан Ги Мун, похвалив Россию «за борьбу с фашизмом». Но злые языки говорили, что причина увольнения Полторанина - его взгляд на миграционную политику в стране. Мы пригласили бывшего чиновника на откровенный разговор на радио и телевидение «КП».

- Константин, почему все-таки вас уволили из ФМС?

- Думаю, все-таки не за упоминание белой расы, которое есть в любой энциклопедии. Были разногласия. Например, я неоднократно ставил вопрос о посреднических конторах, которые расплодились вокруг ФМС. «Да, мы будем бороться с посредниками», - отвечали мне, но в результате этой борьбы почему-то конторы не исчезали, а вот расценки на их услуги - росли... Более того, мне самому предлагали стать учредителем такой структуры, а когда я отказался, очень удивились.

- Недавно было официально заявлено, что России может потребоваться в обозримом будущем 10 миллионов новых рабочих рук. Откуда берутся такие цифры?

- Вряд ли существуют добросовестные исследования на предмет того, сколько нам мигрантов нужно… За все время работы в миграционной службе я ни разу не видел серьезных научных трудов, которые позволили бы определить, сколько же нам надо мигрантов. Все складывается стихийно. То же самое и в других ведомствах, отвечающих за занятость населения.

- Это проблема, которая проваливается между чиновничьими структурами?

- Есть порядка пяти ведомств, которые должны заниматься миграцией. Цифра в 10 миллионов «необходимых стране мигрантов» - это чушь. Нам не надо даже того количества мигрантов, которое есть сейчас. Идет уже неуправляемый процесс, и мы давно прошли «рубеж невозврата». У нас в стране уже собственные граждане во многих регионах не могут найти работу - места заняты мигрантами. Когда страна плотно подсаживается на миграцию, это плохо. Это признак тяжелой болезни экономики.

Collapse )

КЛАНЫ И ПЛАНЫ

События в северокавказских республиках недвусмысленно демонстрируют, что конфликтная спираль в регионе выходит на качественно новый уровень. Через расширяющееся количество целенаправленных убийств и терактов, ответных специальных и войсковых операций проявляется окончательно сформировавшийся конфликтный механизм, охвативший практически весь регион, со своими правилами игры, своими ставками, своими козырями и своими тайнами.

Но через официальные СМИ российскому обывателю по-прежнему тиражируется максимально упрощенная версия, своего рода внешняя матрёшка северокавказского кризиса.


МАТРЁШКА 1 (ОФИЦИАЛЬНО-ПРОПАГАНДИСТСКАЯ) — "СИЛОВИКИ ПРОТИВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА".

Суть ее в следующем. Главная ценность на Северном Кавказе — стабильность (правда, что это такое никто толком не объясняет). Враги — "международный терроризм", "незаконные вооруженные формирования", "бандформирования", "лесные братья", "шайтаны" и т.д. и т.п. — стремятся всячески подорвать эту стабильность. Местные власти и население, при поддержке федерального центра, сплоченно и активно ведут борьбу с врагом. Бандитов, "шайтанов" и т.д. массово арестовывают, судят, уничтожают. Периодически звучат фанфары и победные реляции.

Но потом почему-то профессиональные снайперы убивают одного из местных министров внутренних дел, гибнут руководящие сотрудники УФСБ, верховных республиканских судов, духовных управлений. Совершается беспрецедентный теракт против Президента Ингушетии, которого охраняет ФСО и т.д.

На этой внешней матрешке нарисована простая и ясная картина: есть враг, и его надо уничтожить. Если же от врага избавиться не удается, значит нужно задействовать еще больше сил, оружия и военных структур, тратить больше денег! Но, в конечном счете, международный терроризм на Северном Кавказе будет побежден!

Конечно, оптимизм, особенно в период вооруженных конфликтов, это хорошо. Но когда же враг будет сокрушен? Можно ли только силовыми способами добиться победы…и над кем? Что такое сегодня международный терроризм на Северном Кавказе? Откуда он постоянно берется? Если бандитов, как утверждается, всего несколько сотен или даже несколько тысяч, то почему мощное российское государство с сотнями тысяч солдат и офицеров армии и спецслужб не может с ними никак справиться? Если по официальной версии террористов и "шайтанов" становится вроде бы все меньше и меньше, а задействованных военнослужащих из различных федеральных ведомств все больше и больше, то почему из года в год откладывается долгожданная победа в борьбе за стабильность? На эти вопросы почему-то никто из официальных лиц не спешит отвечать. А между тем, продолжающаяся годами дестабилизация на южных рубежах России — наглядная демонстрация всему миру слабости Москвы.

На самом Северном Кавказе никто в такое объяснение не верит. Впрочем, в самых разных официальных кабинетах в Москве тоже мало найдется простаков, которые бы согласились с этой предельной, до откровенной глупости, версией.

Когда после убийства Адильгирея Магомедтагирова — министра внутренних дел Дагестана — Президент России Дм. Медведев провел в Махачкале выездное заседание Совета безопасности, он совершенно правильно говорил о сложнейшем клубке накопившихся проблем и противоречий на Северном Кавказе. Это и беспрецедентная коррупция: каждое более или менее денежное место во власти имеет свою цену. Например, место рядового сотрудника ПДС может стоить до 15 тысяч долларов. Это и огромная безработица. Это и низкий уровень жизни большинства населения. Это и ужасающая деградация общественной морали. Это и продолжающийся передел собственности, все чаще приобретающий силовой характер. Это и огромные дотации из федерального центра для поддержки местных бюджетов. И т.д. и т.п.

Только вот почему-то все эти проблемы и противоречия в официальной версии как-то мало связываются с продолжающимся ростом конфликтной спирали на Северном Кавказе.

МАТРЁШКА 2 (КЛАНОВАЯ) — УЖЕ ГОРАЗДО БОЛЕЕ ПРАВДОПОДОБНАЯ ВЕРСИЯ.

В этой модели перманентного северокавказского кризиса главной конфликтообразующей ценностью является власть, поскольку именно доступ к власти гарантирует получение финансовых и экономических ресурсов. Клан или иерархическая коалиция кланов, контролирующие власть в той или иной республике, соответственно пользуют эти ресурсы, состоящие из двух основных видов. Прежде всего это местные ресурсы (земля, предприятия, природные ископаемые, рынки и т.д.). Во-вторых, это республиканские бюджеты, которые в основном формируются за счет трансфертов из федерального центра. Количество местных ресурсов ограничено, но трансферты из федерального бюджета за последние несколько лет существенно возросли.

Collapse )